Бумажная промышленность Латвии

Бумажная промышленность Латвии

Бумажная промышленность на территории современной Латвии возникла ещё в конце 16 века.  А строительство первых бумажных мельниц относится к концу 17 века. Бумагу тогда делали из тряпья. И только во второй половине 19 века в бумажной промышленности стала использоваться древесина.

Первая бумажная мануфактура возникла в Лигатне. «Лигатне» же стало и последней фабрикой уничтоженной буржуазно-националистическим режимом уже в 21 веке. Фабрика просуществовала 198 лет.

В конце 19 века — начале 20 века в Латвии уже были 20 предприятий по производству бумаги. Сюда относились такие предприятия, как «Э. Брунс и Ко» на Югле, бумажная фабрика в Слоке (Юрмала), Стайцеле, Лигатне и прочие. После первой империалистической войны бумажная промышленность была разорена, но уже в 1920-е годы она потихоньку начала развиваться. Интересно, что основной экспорт бумаги приходился на СССР и Великобританию. В буржуазной Латвии тогда бумажной промышленностью заправляли английский и нидерландский капиталы. На 1930-е годы приходится очередной упадок и кризис. Уровня 1913 года бумажная промышленность смогла достигнуть только в 1937 году. Наиболее крупными предприятиями были тогда Слокская целлюлозно-бумажная фабрика и бумажная фабрика «Лигатне», а в основном в бумажной отрасли были представлены мелкие фирмы.

Во время Великой Отечественной войны отрасль потерпела ещё один урон. Но благодаря победившему социалистическому строю и вступлению Латвии в СССР уже к 1949 году бумажная промышленность вышла на уровень 1913 года и дальше бурно развивалась.

С помощью братских советских республик отрасль была заметно модернизирована. Было создано производственное объединение «Латбумпром», в которое вошли рижские фабрики — «Югла», «Латвияс папирс» и «Яунциемс», а также Стайцельская бумажная фабрика, бумажная фабрика «Лигатне», Ранкская и Огрская картонные фабрики. Заметно улучшись быт рабочих, возросла их численность на производстве. Для рабочих бумажной отрасли строились посёлки и микрорайоны. В этом плане можно назвать одним из замечательнейших мест посёлок бумажной фабрики «Югла», который входит в состав города Рига. Посёлок окружён лесным массивом и располагается на берегу красивого озера Юглас. Это удачное совмещение индустриальной промышленности и природных ландшафтов. Возможно, здесь мы смогли бы увидеть действительно светлое коммунистическое будущее. Сейчас же этот посёлок стоит в запущенном состоянии, бумажная фабрика разрушена. И только сохраняющееся автобусное сообщение и статус рижского микрорайона позволяют быть этому району на плаву и не стать очередным рижским капиталистическим гетто, какими стали некоторые деградировавшие территории города Рига.

Крупнейшим заводом по производству целлюлозы и бумаги оставался Слокский завод, который был единственным в Прибалтике заводом по выпуску целлюлозы. В конце 1980-х на завод обрушилась волна националистической реакции, вещавшей о том, что завод «губит и уничтожает природу Латвии». Мы не станем здесь утверждать, что завод был «ангельским местом» для местной природы и не наносил ей никакого урона. Советская власть — это жизненный путь, а жизненный путь — это не лежачий камень, это также и ошибки на пути движения вперёд. И я уверен, что при сохранении и развитии СССР, по мере продвижения к коммунизму, досадные промахи и ошибки устранялись бы. А вот уже в буржуазной Латвии, после уничтожения Слокского целлюлозно-бумажного завода в период после вступления буржуазной Латвии в империалистический ЕС велись разговоры о постройке целлюлозно-бумажного комбината в Екабпилсе, на выделенные иностранным капиталом средства. Тогда от этой идеи тоже отказались. «Природная составляющая», правда, была куда слабее, так как это был уже капитализм, и прошлые «защитники природы» стали национальными буржуями. Но сломал планы постройки комбината уже экономический кризис капитализма в 2008 году. Сейчас к этой теме уже не возвращаются.

Так как своего сырья для производства в Латвии не хватало, его завозили из соседних союзных республик — РСФСР, Украинской ССР, Эстонской ССР, Литовской ССР. А также из ГДР, Болгарии, Венгрии, Швеции, Финляндии и Норвегии.

Примечательно, но именно сейчас шведский империализм проводит массовую вырубку латвийских лесов и пользуется дармовой рабочей силой из Латвии. Времена меняются, и холёная национальная буржуазия прошлась по Латвии смертельным ураганом. Латвийская буржуазия обогатилась за счёт разграбления общественной собственности СССР и последующей распродажи собственности и ресурсов иностранным империалистам.

К сожалению, теперь на территории того же посёлка бумажной фабрики «Югла» мы можем видеть анклав жилья для буржуазии. За посёлком стоит контрольно-пропускной пункт на территорию посёлка с жилыми домами эксплуататоров. И это ещё не самая представительная территория буржуазии в Латвии, есть и «посолиднее». Тем не менее классовое разделение налицо, хотя ещё в начале 1990-х такое представить было невозможно. Многие наивные глупые романтики предполагали, что Латвия, отделившись от СССР и вернув капитализм, станет процветающей территорией. Но процветающими стали только возродившиеся эксплуататоры.

Бумажная промышленность Латвии производила 3% изготовляемой бумаги и 0,7% картона в СССР. А по объёму производства бумаги занимала 3-е место в СССР.

Реставрация капитализма в Латвии принесла гибель отрасли. Напомним, что последняя бумажная фабрика «Лигатне» была закрыта совсем недавно, в 2013 году. И на данной момент бумажной промышленности в Латвии больше не существует. Для национальной буржуазии выгоднее обогащение за счёт хищнической эксплуатации природных ресурсов империалистическими державами, главным образом — Швецией.

На просторах интернета можно найти тёплые воспоминания рабочих бумажной промышленности о былых временах. Но эти воспоминания пока не помогают обрести классовое сознание пролетариата. Ведь сами рабочие коллективы уничтожены. Такой атомизированной Латвией значительно легче управлять, подсадив народ на мракобесную националистическую инъекцию.

С другой стороны, за счёт отсутствия индустрии, буржуазное правительство ищёт новые способы ограбления населения Латвии. Всё настойчивее раздаются голоса о реиндустриализации Латвии, в том числе — со стороны национальной буржуазии. Об этом вещал и буржуазный политик — лидер социал-демократической партии «Согласие» Янис Урбанович, об этом говорил и капиталист Киров Липман. Но буржуазный режим боится индустриализации как огня, так как это безусловно приведёт к образованию больших рабочих коллективов. Прозападная компрадорская буржуазия и самые безграмотные националисты продолжают навязывать догмы о вредности советского индустриального наследия и о вредности новой индустриализации Латвии. На этом поприще старается и бывший банкир и участник антикоммунистического движения за национальную независимость Латвии Эйнарс Репше.

В этом плане, нынешняя ситуация такова, что индустриализация, в том числе — возрождение бумажной промышленности, сдвинут настроения обывателей вначале в сторону буржуазной социал-демократии, которая для националистов уже является неприемлемой. Это показывают некоторые настроения латвийского общества. А с развитием индустрии рабочий класс безусловно будет очищаться и от буржуазной шелухи. Осознавая своё положение, в нём всё больше будет просыпаться потребность в социалистических отношениях в Латвии.

Сегодня реальность такова, что разрушенные коллективы пока не нашли в себе силы построить социалистическое движение, а новые рабочие коллективы даже ещё не образовались. Это даёт некоторую передышку латвийским и иностранным эксплуататорам. Некогда развитая промышленность Советской Латвии, на примере которой виден былой прогресс социалистического развития и нынешний буржуазный регресс, превращена в руины.

Зато по дороге в посёлок бумажной фабрики «Югла» вырос гипермаркет-магазин в лесу. Так как это одна из тех дорог, что ведут в посёлок эксплуататоров, которые захватили самые красивые окрестности Риги, обнесли их заборами и живут в элитном жилье.

Андрей Красный

comments powered by HyperComments