Когда и какую организацию создавать?

Politsturm
Politsturm
Когда и какую организацию создавать?

Пару дней назад Андрей Рудой – известный широколевый блогер и один из руководителей  «Союза Марксистов» – написал в своём личном блоге любопытную характеристику текущей ситуации, проведя параллели с положением партии большевиков в 1917 году.

«В абсолютно разгромленном состоянии и существовала больше за рубежом…в глухом подполье, либо в ссылке/на каторге»  – так руководитель «Союза Марксистов» характеризует партию большевиков того периода. «…Хотя бы кипели споры, теор работа, попытки сколотить (какое слово! – ПШ) антивоенную международную коалицию» – это уже характеристика работы большевиков за рубежом.

Рудой рисует следующую картину: была какая-то партия большевиков, на словах имевшая несколько десятков тысяч членов, а на деле разгромленная царизмом и не проявлявшая активности до марта 1917 года. Вся её деятельность при этом крутилась вокруг немногочисленных эмигрантов, споривших друг с другом по поводу и без и «сколачивавших антивоенную международную коалицию».

А как было в действительности?

Состояние партии после начала империалистической войны. Общеизвестно, что большевики выступали против царского правительства и его империалистических амбиций. Оппортунисты и ренегаты социализма – эсеры, меньшевики – выступили либо в поддержку войны как «прогрессивной», либо с половинчатой позицией: на словах против войны, а на деле склонялись перед социал-шовинистами.

Большевики развернули активную антивоенную деятельность среди широких масс. В ответ царизм запретил партию, закрыл большевистскую печать и большинство профсоюзов. Царское правительство арестовало и осудило на ссылку большевистских депутатов Государственной думы, выступивших против войны и разъезжавших по стране, агитируя против войны и текущего режима и заново организовывая разгромленные партийные комитеты. Были арестованы многие руководители партии.

Работа большевиков осложнилась. Но партия не была «абсолютно разгромленной, в глухом подполье», как это пытается представить Рудой. Напротив: ведя борьбу в условиях прямого запрета партии, в стране, хотя и с перерывами, функционировало Русское бюро ЦК. Оставшиеся на свободе руководители продолжали работу. Бюро опиралось прежде всего на Петроградский комитет партии. Численность одного только этого комитета, даже в период ПМВ, в период массовых репрессий и запрета большевиков, составляла несколько тысяч человек.

Царизм неоднократно обрушивал репрессии на большевистские организации. Но, тем не менее, после каждого разгрома они создавались вновь. В течение всей войны функционировали региональные комитеты, проводились конференции. Большевики принимали участие в стачечном движении, не прекращавшемся во время войны. Наконец, большевики были активными участниками событий января-февраля 1917 года, которые стали поводом для Февральской революции.

Даже этого беглого обзора достаточно для понимания того, что положение большевиков было пусть и тяжелым, но не настолько плачевным, как изображает его блогер «Союза Марксистов».

Деятельность лидеров большевиков за рубежом. И здесь обнаруживается иное положение дел. То, о чём Рудой пренебрежительно говорит «хотя бы кипели споры», на деле представляло собой громадную теоретическую работу, проведенную Лениным и другими деятелями большевистской эмиграции. Конечно, он упоминает эту работу, но в таком пренебрежительном ключе, что значение этой работы представляется не очень важным.

Однако именно в этот период Ленин написал свою знаменитую работу «Империализм, как высшая стадия капитализма». Эта книга, подготовительные материалы к которой занимают отдельный том Полного собрания сочинений, дала рабочим и марксистам ясное понимание капитализма не только в период Первой мировой войны, но и на долгие годы вперёд. Особенно актуальна ленинская концепция сегодня, когда в мире разворачиваются похожие события. И это только одно его произведение: все ленинские работы этого периода составляют пять томов ПСС.

Параллельно с этим Ленин разоблачал социал-шовинистическую политику лидеров II Интернационала. Они, как и их последователи из многих псевдо-коммунистических организаций в наше время, отстаивали идею о «прогрессивности» их империалистического государства по сравнению с противником. Тем самым они разъединяли рабочих и помогали капиталистам натравливать их друг на друга.

Но большевики выступали не с абстрактными пацифистскими лозунгами, а чётко выстроенной программой. Эта программа была направлена как против шовинистов, так и против тех социал-демократов, которые произносили пышные речи о мире, выдвигали лозунг «ни побед, ни поражений», но не доводили борьбы за мир до конца – до борьбы за поражение империалистических «отечеств» и превращения Первой мировой войны в гражданскую. Они склонялись перед силой победивших оппортунистов и оставляли для них возможность оправдания, «реабилитации». Именно таких социал-демократов большевики клеймили как центристов.

На Циммервальдской конференции противников войны в 1915 г. центристы составили большинство. Итогом конференции стали их половинчатые резолюции, не подписанные большевиками. Последовательная политика, проводимая ленинскими кадрами, была продолжена и доведена до победного конца в ходе событий 1917-18 гг..

Работа большевиков за границей заложила фундамент для дальнейшего сближения подлинно революционных социалистов. Итогом этого процесса стало создание, уже после Октябрьской революции, Коммунистического Интернационала и решительный разрыв с дискредитировавшей себя социал-демократией. И, конечно, эту политику никак нельзя назвать «сколачиванием антивоенной международной коалиции», поскольку в действительности она была направлена как раз против бездумного объединения со всеми, кто был против войны.

Возникает вопрос: как же большевикам удалось добиться того, что даже в условиях царской России, в военное время, в условиях открытых репрессий их организация продолжала активно работать как внутри страны, так и за её пределами? Как им удалось не опуститься до такого унизительного состояния, в котором широколевый блогер больше ста лет спустя пытается их изобразить?

И тут мы переходим к следующему утверждению Рудого: «практика показывает, что подлинно революционные организации развиваются в условиях революционных ситуаций». В его понимании выходит так, что партия прозябала в дезорганизованном состоянии, в глубоком подполье, пока за рубежом  «хотя бы кипели споры», но неожиданно возникла революционная ситуация (Февральская революция) и благодаря этому большевики и развились.

Но пояснения того, что делало большевиков революционной организацией не даётся. Большевики были революционной организацией не потому, что они разбрасывались революционными фразами, или дождались революционной ситуации; не потому что они имели опыт, а потому, что их организация с самого начала строилась как единый, сплочённый, дисциплинированный отряд рабочего класса – партия-авангард.

РСДРП сложилась и развивалась не только до революции 1917 года, но и до революции 1905 года. Путь от I-го съезда (в 1898 г.) ко II-му (в 1903 г.) – это 5 лет непрерывной напряженной борьбы. Борьбы теоретической (какой должна быть партия, кто может считаться её членом, какие методы борьбы она должна использовать, как объединить разрозненные организации и т.д.) и практической (налаживание связей с рабочим движением, воспитание большевистских кадров, сплачивание членов партии, расширение массовой базы организации). Вся эта работа велась в период относительной стабилизации царизма, до 1905 г. и перед Первой мировой войной.

По словам Ленина, большевизм как течение был сформирован ещё в 1903 г. К началу же империалистической войны партия большевиков была оформлена как самостоятельная организация. Даже находясь в подполье, РСДРП была готова к борьбе. Несмотря на её численность к моменту Февральской революции, она всё ещё содержала в себе обширную партийную структуру: комитеты и местные организации, тысячи и тысячи партийных работников, местные газеты, первичные отделения и т.д. Работа велась в разных отраслях: агитация и ячейки на предприятиях, ячейки в армии и на флоте и т.д.

Эта работа стала возможной потому, что она велась задолго до тех событий. «Работать над созданием боевой организации и ведением политической агитации обязательно при какой-угодно «серой, мирной» обстановке, в период какого-угодно «упадка революционного духа» — более того: именно при такой обстановке и в такие периоды особенно необходима указанная работа, ибо в моменты взрывов и вспышек поздно уже создавать организацию; она должна быть наготове, чтобы сразу развернуть свою деятельность» – В.И.Ленин, «С чего начать?». ПСС, Т. 5, С. 6.

Партия, подобная большевистской, формируется и развивается не в условиях уже идущего кризиса и социальных потрясений, а в прямо противоположных – в период затишья, временной стабилизации существующего строя, путём серой, упорной и трудной повседневной работы. В решающий момент партия должна не начинать строиться, а быть уже готовой к изменениям этих самых жизни и сознания масс, иметь кадры, готовые развернуть работу среди широких масс, вовлечь их в ряды партии и сделать их сознательными представителями этой партии.

И теперь такой человек, как Андрей Рудой, на протяжении почти десятка лет заявлявший о себе как о социалистическом агитаторе и марксисте (и даже устроил свой «Союз Марксистов»), снимавший многочасовые разборы, споры и дебаты на различные «марксистские» темы, в очередной раз показал своё незнание буквальных основ марксистско-ленинской теории и истории коммунистического движения.

Но для чего понадобилось Рудому, сознательно или нет, искажать историю и вводить своих читателей в заблуждение?

Для ответа стоит взглянуть вокруг. Сейчас мы стоим на пороге больших мировых потрясений. Дело идёт к крупному международному конфликту. Но в России нет такой многотысячной сплочённой организации, которую Рудой скромно называет «орг. ядром» и которой была партия большевиков. Если бы в России сейчас было такое «орг ядро» из нескольких тысяч убежденных и образованных коммунистов, вся наша коммунистическая работа была бы в разы эффективнее

Вместо создания такой партии, этот блогер делал агитацию посредственного качества, создавал организацию широколевого толка, чьи принципы прямо враждебны принципам большевистской партии, неоднократно демонстрировал своё незнание и непонимание истории коммунистического движения и теории марксизма-ленинизма и даже скатывался до банальных оскорблений в ответ на критику в свой адрес.

Подобная риторика выступает для этого руководителя «Союза Марксистов» как бы оправданием за провалы партийного и организационного строительства. В самом деле: когда у Рудого будут спрашивать: почему вместо создания нормальной боеспособной организации он занимался рэпом и личным блогом, всегда можно будет сказать: «ну, подлинно революционные организации развиваются в условиях революционных ситуаций». Если же читателя не устроит такой ответ, и он потребует наращивать усилия организационно-партийного строительства на основе ленинских принципов, то его легко обвинят в «сектантстве» и «догматизме», а то и просто обматерят – у Андрея высокая самооценка, и он не любит, когда его критикуют.

Любопытно, что организация, описание которой дал Рудой, действительно существовала в указанный период. Только это были не большевики, а их прямые противники – т.н. меньшевики-интернационалисты. Представляя часть оппортунистов, выступавших против большевиков и Ленина, но не согласившихся с поддержкой войны против Германии и отколовшихся от остальных меньшевиков, они фактически снова соединились с меньшевиками после Февральской революции.

Но так же, как их бывшие противники по вопросу войны, меньшевики-интернационалисты выступили против Октябрьской революции и Советской власти, фактически перешли в лагерь контрреволюции. В конечном итоге большинство низовых сторонников этого течения объявило о самоликвидации во время Гражданской войны и согласии с программой РКП(б). Единицы ушли в то самое глухое подполье, находясь в разгромленном состоянии, а их лидеры (Мартов и Аксельрод, например) оказались за рубежом, способные теперь только на мало что значившие споры на страницах своего журнала «Социалистический вестник». Таков оказался закономерный итог меньшевизма.

А какими были итоги большевизма? Дальнейшее укрепление партии, подготовка к новым классовым битвам, взятие власти в октябре 1917 года, победа в ожесточенной Гражданской войне и создание Советского Союза – величайшего социалистического государства в истории.

В отличие от «Союза Марксистов» и широколевых блогеров, Политштурм внимательно изучает историю и опыт прошлого коммунистического движения, старается не повторять ошибок прошлого и руководствоваться передовой теорией. Именно это и отличает нас от массы широколевых деятелей и организаций. Мы не стремимся к сколачиванию аморфных союзов и коалиций всех левых, дабы, набрав некую критическую массу, преобразовать ей в стройную дисциплинированную партию. История последних же дней вновь и вновь подтверждает ошибочность подобного подхода.

Мы с самого начала создаем организацию, основанную на ленинских принципах: при соблюдении теоретического и организационного единства, не прекращая идейной борьбы против всех видов оппортунизма и ревизионизма.

В основу нашей работы по созданию подлинно коммунистической партии мы положили ленинскую теорию партии нового типа, решительно отвергая меньшевистские и широколевые рецепты по созданию партии.

Внимательно изучайте теорию и историю марксизма-ленинизма, коммунистического движения, чтобы не повторять ошибок прошлого. Присоединяйтесь к нам для работы над созданием подлинно коммунистической партии.

Great! Next, complete checkout for full access to Политштурм
Welcome back! You've successfully signed in
You've successfully subscribed to Политштурм
Success! Your account is fully activated, you now have access to all content
Success! Your billing info has been updated
Your billing was not updated