О протестах в Гамбурге

О протестах в Гамбурге

8 июля, в ФРГ, Гамбурге, состоялся конгресс верхушек империалистических стран, съехавшихся со всего света, именуемый саммитом G-20. Внимая немалую концентрацию левонастроенной молодёжи в данном городе, не вызывает удивления факт выхода на улицы 12 тысяч молодых леворадикалов, именуемых собирательно «антиглобалистами».

Выход на улицы, ставивший своей целью срыв саммита, быстро и знаменательно перерос в уличные погромы — таким образом, протест из мирного уличного шествия, как это нередко происходит в Евросоюзе, перерос в агрессивное противостояние со службами правопорядка. Численность личного состава сотрудников служб правопорядка, по разным данным, составляла на данном участке сдерживающих действий — порядка 19 тысяч человек, что значительно превышало число протестующих.

«Антиглобалисты» в Европе являются «визитной карточкой» леворадикального движения в ЕС. Не первое десятилетие с их подачи в разных странах Евросоюза, первоначально — мирные шествия социально-недовольных категорий жителей стран Европы, перерастают в прямые стычки с полицией, доходящих до обоюдного использования спец.средств, камней и напалмов включительно. В большинстве своем, идейной базой бунтующих европейских леворадикалов является анархизм — и в случае протестов в Гамбурге, их мелкобуржуазная склонность к тому, что на анархическом языке называется инсуррекционизмом ( использование средств прямого действия — уличные погромы с использованием напалма включительно), становится их деятельной сердцевиной. Это отразилось не только на превалирующем числе черных флагов над красными, но и в деятельном проведении самого мероприятия.

Проводя сравнения с предыдущими «погромными» мероприятиями, совершаемых европейскими леворадикалами, — становится ясно, что анархизм, особенно — в своей европейской оболочке, не только не выучил уроков своих исторических — как теоретических, так и практических поражений, но и слился с около-субкультурными и маргинальными тенденциями ( в ЕС таковыми являются, в частности, близость анархистов и антифа с ЛГБТ и прочими рядом стоящими «гендерными» движениями). Переросшие в своеродный аналог событий «красного мая» 1968 года — эдакий «малый победоносный красномай» (совершаемый, практически, во время всех саммитов империалистических «восьмерок» и «двадцаток»), проявляется его скудная и ещё более неудачная копия — мало того, что никаких требований правящий класс не выполнит, и тем более не падёт, трудящиеся стран империалистического ЕС найдут лишний повод отвернуться от погрязшего в около-субкультурщине левого движения.

methodetimesprodwebbin8f84a8fa-6289-11e7-b102-510be645bace

Самого движения, как в ходе данного, так и иных предыдущих демаршей «антиглобалистов» — нет. Руководствуясь своей про-анархической идейной платформой, «антиглобалисты» склоняются к стихийщине, отрицая основы партийности. Да и о какой «партийности» приходится говорить, когда и классовой опоры европейских трудящихся, подобные движения за собой просто не имеют? Основной социальный состав оного — студенты, либо и вовсе деклассированные слои населения.

За ними нет поддержек профсоюзов — ни жёлтых, ни «независимых», не заводя уже разговора про иные экономические или политические движения трудящихся — их социальная среда — «гиги» ( на субкультурном жагоне — концерты с хардкорной музыкой), «сквоты» ( коллективно организованные поселения на, как правило, заброшенной территории — к слову, «сквотирование мира» у современных субкультурных анархистов весьма в ходу), а в случае ультрасов, составлявших ударный костяк в столкновениях с «акабами» (от A.C.A.B — All Cops Are Bastards, — сотрудники правопорядка, они же — полиция) — ещё и «сектор» (который на стадионе), а вовсе не заводские цеха, дышащие доменными печами и не вкалывающие там промышленные пролетарии.

Безусловно, в вышеупомянутых «сквотах» и «гигах», а порой — и «секторах», нет ничего осуждаемого, но внимая их оторванность от масс и неспособность создать классовую организацию с четкой структурой, орудующей научной теорией, сразу становится ясно, почему их деяниями срывается протест, имеющий в своем основании действительно здравые побуждения.

Protesters stay between fires on a street during a protest against the G-20 summit in Hamburg, northern Germany, Friday, July 7, 2017. The leaders of the group of 20 meet July 7 and 8. (AP Photo/Michael Probst)

Несомненно, у протеста в Гамбурге, направленном против гегемонии империалистических капиталов, есть свои здравые начала. Но совершенно нет — ни классового базиса, ни организации классовой, ни теории, которая обосновала бы две вышеперечисленные вещи. Летящие «коктейли Молотова» в машины не только «представительского класса», но и в транспортные средства все тех же рабочих — отнюдь об вышеперечисленных вещах не свидетельствуют. Отсутствие сколько-нибудь видных лидеров, даже не только в народных массах, но и в рядах самих же анархиствующих «антиглобалистов» говорит о тупиковости воплощаемого ими пути.

А вышеописанная слабая, или даже вовсе отсутствующая поддержка в народных массах стран ЕС, ещё и говорит о маргинальности и идейном банкротстве данного стихийного движения.

Саммит империалистов в Гамбурге, как и в иной другой точке, будет продолжаться до тех пор, покуда у капитализма существует своё подспорье. А выбить его могут вовсе не булавочные удары ультрас «Санкт Паули» или анархистов с «Чёрного Блока», а как учил Ленин, громивший представления об индивидуальном терроре — мерная поступь железных батальонов пролетариата.

Примечательно, что написанное свыше сотни лет назад о терроре индивидуальном, подтверждается и в вопросах о терроре «коллективном», хотя бы ввиду того, что стратегически, применение марксистско-ленинской научной теории к вопросу организации рабочего класса, означает понимание состояния и грамотное распределение сил самого рабочего класса: наступательный маневр осуществим лишь при максимальном сосредоточении ударных сил на заданном участке фронта, имея за спиной надёжный тыл.

ap17187803445561

Имеют ли в Гамбурге «антиглобалисты» такие ресурсы? Сомнительно. Даже в рамках деятельности коммунистически настроенных, а то и вовсе — профсоюзных и около-левых организаций, видно, что все акции прямого действия имели успех лишь тогда, когда сами активисты взаимодействовали с какими-либо кругами широких масс населения — например, в России, во время очередного отстаивания площадок или парков. Проводимые сравнения с событиями 1905 и даже 1968 ( при всей идейной извращенности участников событий) годов, происходящие в Гамбурге в настоящий момент, не выдерживают критики.

Безусловно, если бы обе Германии было бы суждено объединить не Колю, а Хонеккеру, то не знала бы Германия всех нынешних бед, порождаемых капитализмом, и никакая империалистическая двадцатка там бы не собралась. Но внимая тот ход истории, который имел место быть, средство борьбы в настоящий момент может быть только одно — изучение марксизма ленинизма и применение его в реальной жизни.

Иного пути к созданию пробивной силы народных масс не существует.

comments powered by HyperComments