О «патриотическом» кино

О «патриотическом» кино

Как говорил Ленин, важнейшим из искусств для нас является кино. Эту нехитрую истину уже давно взяла на вооружение буржуазия, причем использует ее с большим успехом. Тем удивительней слышать жалобы людей, считающих себя коммунистами, на плохой российский кинематограф. Эти люди раз за разом возмущаются разнообразными «Адмиралами», «Сталинградами» и прочими «Батальонами», и вместе с тем лелеют какую-то совершенно дурацкую надежду, что однажды в России возьмут и снимут идейно правильное кино. В последние годы этим людям стало казаться, что их надежды, наконец, сбываются – но сегодня мы как раз займемся разрушением этих надежд.

«Легенда №17», «28 панфиловцев», «Время первых», ремейк «А зори здесь тихие», «Битва за Севастополь» – это далеко не полный список знаковых исторических картин, имевших бешеный успех среди зрителей за последнее десятилетие. Этим они отличаются от кинопродукции предыдущего поколения, к которому можно условно отнести «Сталинград», «Утомленные солнцем 2», «Штрафбат» и еще целую обойму фильмов помельче.

Чем же данные картины сумели снискать такие симпатии публики? Все очень просто. Новые исторические фильмы прибавили в качестве, а кроме того, несколько снизили накал разоблачений «проклятого совка», от которого так страдало предыдущее поколение кинопропаганды. Поделки Никиты Михалкова и прочие фильмы подобного рода – это наследие перестроечных времен, когда популярнейшими хитами были бредовые ленты вроде «Чекиста» или первых «Утомленных солнцем». С тех пор утекло немало воды, общественные настроения изменились, и топорная пропаганда про заградотряды и кровавых особистов стала получать неожиданный отпор у критиков и рядовых зрителей. Появилась необходимость сменить курс.

Кинопропаганда последних лет уже не производит впечатления унылых поделок, снятых бездарными недоучками под наркотическим дурманом. Сценарии, режиссерская и операторская работа, саундтрек – все это вышло на новый уровень, хотя и не дотягивает до лучших образцов мирового и советского кино. Впрочем, не это стало залогом успеха фильмов вроде «Брестской крепости» и ей подобных. В первую очередь публику подкупило почти полное отсутствие разоблачительского пафоса и повышение пафоса державного, патриотического. Слово «почти» здесь стоит не случайно – как известно, дьявол кроется в деталях.

1Кадр из х/ф «Брестская крепость»

Фильм «Брестская крепость» в свое время стал для любителей исторического кино глотком свежего воздуха – отсутствие злобных чекистов, общее качество картины, патриотический посыл. Мало кто обратил тогда внимание на незначительную надпись в титрах о репрессированном майоре Гаврилове – при том, что в реальной истории никто и никогда его не репрессировал. Хорошему фильму простили эту небольшую неточность, и мало кто предполагал, что это всего лишь проба сил перед полномасштабным наступлением «нового исторического кино». «Легенда №17» была такой же робкой в плане политической пропаганды, зато с большим успехом разыграла карту спортивного азарта и соперничества. Злобные шпильки в адрес дуболомного советского руководства публика снова предпочла не замечать.

kinopoisk.ru
Кадр из х/ф «Битва за Севастополь»

Фильм «Битва за Севастополь» пошел в плане пропаганды дальше своих предшественников. Байопик о советском снайпере Людмиле Павлюченко в итоге получился вовсе не о реальном прототипе, а о некоем собирательном образе женщины на войне. При этом центральным посылом стала идея вовсе не борьбы с врагом, а идея того, что женщине на войне не место. Помысел благой, да только вряд ли применимый конкретно к той войне. Руководитель советской делегации в США оказался в фильме выставлен трусом и подлецом – хотя в реальности этот человек сражался в партизанском отряде в тылу врага. От этих идеологических моментов публика снова отмахнулась, как от малозначимых: главное, что заградотрядов нет, а значит, все остальное неважно.

3Кадр из х/ф «28 панфиловцев»

Особенно ярко этот некритический подход проявился в отношении фильма «28 панфиловцев». Нас не интересует здесь историческая достоверность самого боя – это не столь уж важно в контексте художественного произведения. Фильм, к сожалению, есть за что поругать и без этого. Практически полное отсутствие упоминаний о партии, советской власти и идейных основах РККА – это не просто случайность, это сознательная позиция режиссера, о чем он заявил вполне недвусмысленно. Эпизод с молящимся красноармейцем, казалось бы, занимает в хронометраже совсем уж небольшое место – однако именно на нем Первый канал в преддверии показа фильма во время рекламной кампании сделал акцент. И это уже не говоря о совершенно идиотском диалоге про национальный вопрос. Более подробный обзор фильма от «Политштурма» вы можете прочесть по этой ссылке. От всех этих неудовлетворительных идейных моментов публика снова предпочла отмахнуться, прочитав набившую оскомину мантру: заградотрядов нет, значит, фильм хороший. А еще посмотрите, какие тут танчики!

Отдельно отметим, что речь здесь идет не об обывательской публике, а о зрителях, которые уверенно заявляют о своих коммунистических взглядах, ну или хотя бы считают себя просто сочувствующими. Неразборчивость этой публики просто поражает – такое ощущение, что кинематограф для них является разновидностью ментального наркотика. Фантомные боли по потерянному СССР такие люди заглушают ударными дозами патриотической пропаганды – и плевать, что конторы вроде РВИО подсовывают им антисоветчину под видом прославления советских подвигов.

Большинство таких кинопотребителей приходят в священное негодование, когда кто-то пытается указать им на ошибочность некритичного поглощения подобной пропаганды. Стандартные аргументы этих потребителей сводятся к двум пунктам:

1) антисоветчина в фильмах почти незаметна, следовательно, ее можно не принимать во внимание;
2) заградотрядов и оголтелого очернения истории нет – значит, фильм уже хорош.

Такой подход еще можно условно простить обывателю, но не человеку называющему себя марксистом, долг которого в первую очередь подвергать все сомнению и не поддаваться враждебной классовой пропаганде, в какой бы красивой обертке ее не преподносили.

В свое время, любители истории широко разрекламировали немецкий фильм «Сталинград», где солдаты вермахта были представлены жертвами обстоятельств, а не оккупантами и военными преступниками. Это оказался еще один кирпичик в фундаменте ревизии итогов Второй мировой. По итогам этой ревизии мы получили поколение идиотов, полагающих, что в случае победы немцев «пили бы баварское», а преступления нацистов на территории СССР – выдумки коммунистов.

Мелкая антисоветчина на фоне ура-патриотического пафоса – это кирпичики в фундаменте другой ревизии, ревизии исторического наследия СССР и Октябрьской революции. Буржуазия вовремя поняла, что если не можешь победить – нужно возглавить, и сама встала во главе так называемой «ресоветизации». Цель этой стратегии – отделить СССР и его достижения от марксистской теории, представить советские достижения как очередную вариацию имперской мощи и державности. И наша просоветская публика, страдающая по недостатку той самой имперской мощи, потребляет плоды этой стратегии за милую душу.

Победа в Великой Отечественной войне в сознании очень многих наших сограждан уже отделена от советской власти и компартии. Активно ведется работа по такому же отрыву от советской власти советской же космической программы. Вы все еще не верите в это и предпочитаете отмахиваться от предупреждений?

4Кадр из фильма «Время первых»

Тогда прочтите комментарии к фильму «Время первых» на сайте Кинопоиск:

«…Нас бьют — мы летаем… — Мы такой народ, что с детства в кандалах летает. А если кандалы убрать? Представляешь, что будет?»

«…Не буду раскрывать перипетии сюжета. Закончится всё хорошо, ну да это вы и так знаете. И американцам нос утёрли, и парни вернулись живыми, несмотря на перманентный зуд Родины пустить их в расход во свою славу. Ну и — как всегда у нас, всё держится на людях. Нет, не так. На Людях. Наша генетическая травма оказывается одновременно и нашим преимуществом».

«…И, как и в «Скрытых фигурах» — мы видим противостояние холодной войны. Когда могли бы пожертвовать жизнями космонавтов… Ради военной тайны и победы в соревновании».

В заключение можно привести слова итальянского марксиста Антонио Грамши: «Всегда и без устали повторять собственные аргументы (видоизменяя их литературную форму): повторение есть самое эффективное дидактическое средство для воздействия на народное мышление». Буржуазия эту максиму усвоила очень хорошо и проводит в жизнь всеми доступными способами. Кино среди них – далеко не на последнем месте. Задача же марксиста– не умиляться отсутствию заградотрядов и наличию державного пафоса, а ежечасно и ежеминутно разоблачать пропаганду классового врага, не обманываясь самому и не позволяя обманываться другим.

comments powered by HyperComments