5 мифов о Российской Империи

5 мифов о Российской Империи

Миф 1. Российская империя самостоятельно развивала промышленность и проводила успешную индустриализацию «без репрессий и колхозов».

Интенсивное развитие тяжелой промышленности было естественным процессом для всех стран, перешедших в капиталистическую формацию. Однако большая часть промышленности строилась при активных вливаниях иностранного капитала. Так комментирует российскую экономику Майкл Корт:

«Два ключевых фактора определяли развитие русского капитализма: непропорциональная роль иностранцев и прямое вмешательство государства. Иностранцы играли такую выдающуюся роль из-за отсутствия капитальных ресурсов и необходимого технического мастерства для расширения промышленного производства. Иностранные инвестиции фактически достигали 1/3 всех промышленных инвестиций в России, в частности, сконцентрированные в таких базовых отраслях промышленности как железная, угольная, химическая и нефтяная…»

По сути, целые отрасли в промышленности были полностью западными, что ровняет Российскую империю с рынком сбыта. Российская империя вошла в Первую Мировую войну с иностранной промышленностью и увеличивающимися долгами. Государственный долг России с 8,8 млрд руб. в 1913 г. увеличился до 50 млрд в 1917 г., что лишь усилило финансовую зависимость России. (А.Г Донгаров, Иностранный капитал в России и СССР, М.: Междунар. Отношения., — 1990.)

С 1856 по 1913 было открыто 226 иностранных кампаний с суммой вложений в 566 млн рублей. Самая первая железная дорога в России — Петербург-Царское Село-Павловск — была полностью построена на деньги немца Антона Фон Герстера, в 1838 году, а 70% всех железных дорог в РИ создавались на западные кредиты, в основном от Франции, Англии и Голландии, позже от Германии. Даже горячо любимая монархистами Транссибирская магистраль была построена при большой поддержке иностранного капитала, а не силами одной лишь Российской империи.
С началом русско-японской войны иностранные компании практически перестали вкладываться в русскую промышленность, тем самым подрывая государственную экономику. Это было следствием серьёзной зависимости России от западных инвестиций.

Миф 2. Российская Империя ввязалась в ПМВ ради своих исконных интересов на Балканах и ради защиты балканских народов, в частности сербов.

Эта идея была лишь прикрытием для гораздо более прозаичных целей. Иностранный капитал, занимавший доминирующие положение в российской экономике, толкал Российскую Империю на войну. Англо-французская буржуазия контролировала более обширные экономические сферы, чем немецкая.
Эта идея в несколько витиеватой форме изложена у Пальмера и Колтена следующим образом: «Собственность большей части новых промышленных предприятий была в руках иностранцев. Очень много принадлежало самому царскому правительству; Россия уже имела наикрупнейшую государственно-экономическую систему в мире. Более того, в отличие от США того времени правительство само было крупнейшим заемщиком у Европы, следовательно, оно было менее зависимо в финансовом отношении от собственного народа и потому более способно поддерживать абсолютистский режим»

Можно легко понять, почему Россия, имевшая более высокий уровень торговых связей с Германией, выступила на стороне Антанты. Но этого не понимала часть царских министров и думских деятелей. Так, уже после начала войны Н. Маклаков и И. Щегловитов подали царю записку, в которой указывали на «необходимость скорейшего окончания войны с Германией, родственной России по политическому строю». Напротив, сближение с Антантой они считали опасным для России. По факту, русские крестьяне и рабочие проливали кровь за царские долги и акции иностранной буржуазии. (П.А. Хромов. Экономическое развитие России в XIX-XX веках. 1800-1917. М., 1950. )

Миф 3. О благополучной жизни в Российской Империи.

Данные и информация от белого эмигранта Солевича: «Факт чрезвычайной экономической отсталости России по сравнению с остальным культурным миром не подлежит никакому сомнению. По цифрам 1912 года народный доход на душу населения составлял: в САСШ 720 рублей (в золотом, довоенном исчислении), в Англии — 500, в Германии — 300, в Италии — 230 и в России — 110.
Итак, средний русский, еще до Первой мировой войны, был почти в 7 раз беднее среднего американца и больше чем в 2 раза беднее среднего итальянца.
Даже потребление хлеба, а между прочим он был главным богатством царской России, был более скудный, чем в западно-европейских государствах и странах северной Америки.
Если Англия потребляла на душу населения 24 пуда, Германия 27 пудов, а САСШ — целых 62 пуда, то русское потребление хлеба было только 21, 6 пуда — включая во все это и корм скоту. Нужно при этом принять во внимание, что в пищевом рационе России хлеб занимал такое место, как нигде в других странах он не занимал. В богатых странах мира хлеб вытеснялся мясными и молочными продуктами и рыбой» (И. Солоневич «Народная монархия», М., 2003, с.с. 77-78).

Данная ситуация с положением уровня жизни простого народа была прекрасно известна царю и всей верховной власти. Так, С.Ю. Витте на совещании министров(на котором находился и Николай 2), обсуждавшем вопрос об основной действующей в России торгово-промышленной политики, говорил: «Если сравнивать потребление у нас и в Европе, то средний размер его на душу составит в России четвертую или пятую часть того, что в других странах признается необходимым для обычного существования».

О рабочих:

По закону от 2 июня 1887 г. продолжительность рабочего времени определялась в 11,5 часов, и эти рамки практически не изменялись до 1917 г. Правда, в законе от 24 апреля 1890 г. есть такие примечательные строки: «Воспрещается понижать заработную плату, сокращать число рабочих дней в неделю и число рабочих часов, изменять правила срочной работы прежде окончания срока договоров с рабочими, или без предупреждения рабочих, нанятых на неопределенный срок, за две недели до введения предположенных изменений. Воспрещается расплачиваться с рабочими хлебом, товаром, купонами и другими предметами вместо денег. Выдача рабочим заработной платы должно производиться не реже одного или двух раз в месяц, причем из платежей рабочим воспрещается производить вычеты для уплаты их долгов».
Но что же было на самом деле? Как в Российской империи оплачивался труд? Возьмем обычного чернорабочего. По данным Вашингтонского бюро труда 1904 г., средний заработок чернорабочего в месяц равнялся:

В Соединенных Штатах – 71руб. (при 56 рабочих часах в неделю);
В Англии – 41руб. (при 52,5 рабочих часах в неделю);
В Германии – 31руб. (при 56 рабочих часах в неделю);
Во Франции – 43 руб. (при 60 рабочих часах в неделю);
В России – от 10 руб. до 25 руб. (при 60-65 рабочих часах в неделю).
Источник — Н.А. Рубакин «Россия в цифрах» (С-Петербург, издание 1912 года)

Опять же, если было все так хорошо, с чего бы это так стремительно набирали темпы забастовки, количество которых возрастало с каждым годом: в 1912 г. в них участвовало более 725 тыс. рабочих, в 1913 г. — 887 тыс. и 1 250 тыс. из 3 млн рабочих в первой половине 1914 г.

Кстати сказать, знаменитый Ленский расстрел, когда было убито 170 человек и 400 ранено, был вызван тем, что рабочие потребовали от администрации (которая контролировалась англичанами) сократить свой рабочий день, длившийся с 5 утра до 7 вечера.

Что касается села: 

Хотя темпы развития сельского хозяйства в 1900-1913 гг. ускорились, однако средний русский вряд ли это заметил. В немалой степени из-за увеличения экспорта зерна перед войной. Как отмечает М. Корт: «Скорее всего, средний русский в 1914 г. имел не больше еды, чем в 1860 г.» В этом плане хорошо подойдет цитата царского министра Вышнеградского: «Мы должны экспортировать, даже если мы умрем»
А вот, например, как оценивает ситуацию на селе профессор Эмиль Джозеф Дилон, живший в России в 1877-1914 гг.: «Русский крестьянин ложится спать в шесть и даже в пять часов зимой, т.к. у него нет денег купить керосин для керосинки. У него нет мяса, нет яиц, нет масла, нет молока, часто нет капусты, и живет он в основном за счет черного хлеба и картошки. Живет? — Голодает от недостаточного количества всего этого». Это вам не большевистские источники, а мнение иностранцев, взгляд со стороны.

Но как же быть с байками о процветании России до революции? Супруги Сидней и Беатриса Уэбб, известные английские социалисты, изучив положение крестьян в России, сами делают такой вывод: «Большинство крестьян в 1900 г. жили как крестьяне Франции и Бельгии в XIV веке».
Если подвести итог, будет ясно, что в Российской империи не было никакого взаимного процветания и любви. Была лишь жестокая борьба низов и верхов. Классовая борьба. (П.А. Хромов. Экономика России периода промышленного капитализма, А.А. Мосолов. При дворе последнего Российского императора. Записки начальника канцелярии Министерства императорского двора. М.: 1993. Цит. по: Борьба, 1995, № 12)

Миф 4. Российскую Империю уважали и боялись на западе.

В реальности Российская империя не пользовалось каким бы то уважением со стороны западных стран.
Что же по этому поводу пишет Майкл Корт: «Несмотря на прогресс в последние тридцать лет, Россия в 1892 г. была все еще в значительной степени аграрной крестьянской страной. Ее соперники в западной Европе, наоборот, были современными индустриальными державами, и хотя Россия была политически независима, ее экономические отношения с Западной Европой были классическим колониальным типом. Россия служила Европе как рынок промышленных товаров и источник сырья».
Россия существовала на правах колонии в экономическом смысле.
Приводит он и ссылку на Витте, который предупреждал: усиление иностранного владения в российской экономике «может постепенно проторить путь также и для мощного политического проникновения иностранными державами». Другими словами, Россия легко могла стать другой Индией или Китаем — колонизованными и расчлененными индустриальным Западом.

Скорей всего так оно и было бы, если бы не «проклятые» большевики.

А вот как оценивают Россию Пальмер и Колтон. Они пишут: «Со времен Петра Великого и ранее она всегда была обращена и на Европу, и на Азию. Она была европейской, и в то же время вне Европы, и даже против нее. И если около 1900 г. она была наименее развитой страной среди основных европейских держав, в то же время она была наиболее индустриальной и развитой частью неевропейского мира». (R.R. Palmer.& Joel Colton. A History of the Modern World, р. 691.)

Миф 5. Российская Империя была передовым государством имея все общегосударственные показатели на первых местах.

Как уже отмечалось ранее, Россия была первой среди последних. Т.е. она была ниже европейских держав, но выше азиатских. Что-то среднее.
Поскольку Россия всегда ставила себя в «великие державы» то и сравнивать мы будем её с «великими державами».
Основные показатели того времени:
Англия Франция Италия Австро-Венгрия США Россия
(цифры по порядку по странам соответственно)
Население (млн), 1910 г. 64,9 45,0 39,2 34,7 52,4 97,6 132,1
Чугун (в чушках) (млн тонн) 14, 8 9,8 4,7 0,4 2,2 30,2 3,9
Сталь (млн тонн) 15,34 6,94 4,09 0,83 2,46 4,20
Уголь, вкл. бурый (млн тонн) 251,5 292,0 39,9 50,7 450,2 30,2
Ж/дороги (1913) (в тыс. км) 63,7 37,7 51,2 17,6 46,2 410,9 62,2
(Ист.: J.A.S. Greenville. A History:, pp.16, 24-25, 33, 53-54)

По совокупному объему промышленного производства Россия стояла на пятом месте в мире после США, Германии, Великобритании и Франции. Но это пятое место не должно обольщать, поскольку, отрыв от ведущих держав был весьма значительный.

В оценках Кэнвуда и Логхида, в 1913 г. на Россию приходилось 4,4% мирового промышленного производства, в то время как на США — 35,8%, Германию — 14,3, Великобританию — 14,1, Францию — 7,0%. Но в то время Россия обгоняла Японию, доля которой составляла 1,2%. (Ниже Европы, выше Азии).
Как же дела обстояли с продукцией на душу населения? (основной показатель уровня жизни того времени).
В этом положении ситуация была значительно хуже. По оценкам все того же Майкла Корта, доходы России на душу населения по сравнению с «европейскими соперниками» уменьшались, а не увеличивались. «За 50 лет между 1860 и 1910 гг. Россия по данному жизненно важному измерению индустриального прогресса не смогла обойти даже Испанию и Италию — наименее развитые державы того времени». По его же подсчетам: «В 1900 г. продукция на душу населения в России была равна 1/8 от США и 1/6 от Германии; перед войной эти цифры соответственно были 1/10 и 1/8. В 1913 г. Россия производила 1/10 угля и почти наполовину меньше стали, чем Великобритания, страна с населением вдвое меньше чем у России. Более половины промышленного оборудования империи все еще импортировалось».

Продолжительность жизни — конечный пункт развития страны.
В 1913 г. продолжительность жизни в различных странах составляла: Великобритания — 52 года, Япония — 51, Франция — 50, США — 50, Германия — 49, Италия — 47, Китай — 30, Индия — 23 года.56 В России — 30,5 лет.

Единственное место, где Россия занимала хоть какие-то лидирующее позиции — это армия.

По совокупному военному бюджету она уступала только Великобритании, а по количеству сухопутных войск занимала первое место в мире, по флоту — четвертое (после Великобритании, США и Франции).
(Независимая газета, 01.04.99. Россия. Энциклопедический словарь, сс. 224-225.)

И вот, напоследок, ещё статистических данных:
Производство чугуна 1909-1913 гг. (в пудах)

Страна19091910191119121913
Россия1.11.01.11.51.6
Австрия2.42.52.42.43.3
Германия12.414.216.416.417.5
Франция5.66.87.57.58.2
Англия13.614.113.213.214.2
Бельгия13.614.917.218.220
Швеция56.77.07.77.3
США17.618.319.119.119.8
Канада6.26.77.2————
Страна19091910191119121913
Россия0.90.90.91.31.4
Австрия2.42.62.93.2——-
Германия11.612.914.015.9——-
Франция4.75.45.76.3——-
Англия8.28.98.99.1——-
Бельгия11.412.012.615.9——-
Швеция3.55.25.05.6——-
США16.517.615.720.0——-
Канада7.07.47.6————-

Источник: Статистический ежегодник на 1914 год. Под ред. В. И. Шараго. СПб., 1914. С.817.

 

Доли России, США, Великобритании, Германии и Франции в мировом промышленном производстве (в %)

Страны

1881-1885 гг.

1896-1900 гг.

1913 г.

Россия

3,4

5,0

5,3

США

28,6

30,1

35,8

Великобритания

26,6

19,5

14,0

Германия

13,9

16,6

15,7

Франция

8,6

7,1

6,4

Источник: Folke H. Industrialization and Foreign Trade. Geneva, 1945. H. 13; Rather S., Soltow J.H., Sylla R. The Evolution of the American Economy. New York, 1979. Р. 385.

comments powered by HyperComments